Аннотация

Данная статья посвящается динамике таежного письма и его связи с представлениями о собственности. Буква на дереве, вещи и теле есть документирование факта использования таежного пространства эвенками и местными жителями. Ставя эту «подпись», местные таежники также свидетельствуют свою принадлежность к Тайге и становятся частью ее «собственности», частью совместного с тайгой альянса. «Собственность», таким образом, здесь может пониматься как метафора отношений человека и Тайги, во многом строящихся на воспоминаниях. Адаптация кириллицы в таежной среде не есть пассивное подчинение политике грамотности. Данная статья фокусируется на эвенкийском лесном письме, которое, претерпев социальные и политические изменения, продолжает играть важную роль в их отношениях с Тайгой и между местными жителями и существует в форме личных инициалов. В качестве этнографического материала здесь выступают архивные данные, локальные истории и мои наблюдения за практическим и символическим использованием инициалов на деревьях, вещах и на телах в Тайге. Местные жители называют такие инициалы — клеймо. Клейма известны как тип подписи, подтверждающей право человека, изобразившего клеймо на дереве, стать партнером социальных отношений с Тайгой. Инициалы соединяют прошлое с настоящим, свидетельствуют о том, что Тайга всегда была обитаема и что у эвенков сложились длительные отношения с лесом. Действительно, эвенки используют инициалы, «таежные паспорта», но данная мимикрия может свидетельствовать о том, что эвенки используют в тайге те символы, которые могут быть прочитаны и внешней аудиторией. Таким образом, грамотность имеет оригинальную социальную жизнь в Тайге, она адаптирована к локальным значениям и служит им. Альянс человека и Тайги, таким образом, перерабатывает различные вмешательства в их существование.

Ключевые слова: собственность, грамотность, эвенки, Северный Байкал, альянс